Яндекс.Метрика

Глава X. Семетей. Женитьба Семетея на Айчурек. Ссора Семетея с Чинкоджо.

Когда Кульчоро, сыну Алмамбета, исполнилось двенадцать лет, а Канчоро, сыну Чубака - четырнадцать, их сила была такой, что они не могли найти врагов, чтобы сразиться с ними, или хотя бы горы, на которую они могли бы опереться.

Семетей позвал к себе их обоих, а также Бакая, Сары-хана, Ормон-хана и сказал им:

- Сын Шапака Чинкоджо приходится мне близким родственником. Когда умер мой отец Манас, он не приезжал, по обычаю мусульман, прочесть бата по умершему. Когда я после изгнания вернулся на родину в Талас, он и тогда не захотел приехать сюда, чтобы проведать меня. Но я не хочу вспоминать о прошлом. Пусть теперь Чинкоджо - аба приедет ко мне и поселится в Таласе. Вместе мы должны отомстить за Манаса Конурбаю. Пусть войско наше пойдет против китайцев под предводительством Чинкоджо (79).

Сказав так, он написал ему письмо и послал к нему Бакая, Ормон-хана, Кульчоро и Канчоро. Прибыв к Чинкоджо, они рассказали ему о родственной обиде Семетея и передали написанное ему письмо. Прочитав письмо, Чинкоджо разгневался.

- Неужели бродяга и сирота стал большим человеком? - сказал он. - Я готов лучше умереть, чем быть под опекой Семетея. - И он начал ругать Бакая, чуть не избив его.

Слушая ругательства и оскорбления, наносимые Бакаю, Кульчоро не стерпел и, защищая честь рода, вырвал из-за пояса свою плеть и ударил ею Чинкоджо по голове так, что тот упал в беспамятстве и пролежал долгое время без языка.

В это время Бакай-хан, Кульчоро, Канчоро и Ормон-хан угнали всех коней из табунов Чинкоджо, ходивших в степи.

Придя в себя, Чинкоджо был очень раздосадован, увидев, что он лишился всех своих коней. Испытав такой позор, он готов был умереть, но жизнь была сладка. Испытав такое унижение, он хотел бы спрятаться в землю, но она была тверда. И принял он тогда такое решение:

- Поеду я к батыру Толтою из рода Джедигер. Настроив и возмутив его, я помогу ему отобрать дочь Ахун-хана - Айчурек, невесту Семетея. Этим я восстановлю свою честь и отомщу за оскорбление.

Чинкоджо поднял весь свой народ, и они, кочуя день и ночь без остановки, прибыли к Толтою.

Придя к Толтою, Чинкоджо сказал ему:

- Хотя ты во много раз храбрее Семетея, а он тебя унизил.

Ничего до сих пор не слышавший и не знавший о происходившем, Толтой не понял слов, сказанных Чинкоджо, и ответил:

- Повтори-ка еще раз, о чем ты говоришь?

- Ту девушку, которую я хотел взять себе в жены, дочь Шатемира, Чачикей, Семетей, сын Манаса, насильно взял себе в жены. У тебя с отродьем Манаса старая вражда. Поэтому теперь, если ты, Толтой, согласен мне помочь, давай соберем многочисленное войско и пойдем на Ахун-хана. Его дочь Айчурек тоже невеста Семетея. Мы предложим Ахун-хану отдать ее нам добровольно, если же он не отдаст, то опозорим его и отберем Айчурек насильно. Если Семетей отнял у меня невесту, нам надо взять невесту Семетея.

Затаивший в себе месть к Манасу еще с давних пор, Толтой согласился со словами Чинкоджо и известил свой народ о походе. Не оставив ни одного мужчины, способного сидеть на лошади, он собрал такое войско, под которым изгибалась земля, и двинулся с ним по направлению к городу Ахун-хана.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.