Яндекс.Метрика

Глава IX. Семетей. Битва Семетея с Абыке и Кёбёшем

- Милые мои дядья, отдаю вам свою голову, коня и мать, которую один из вас пусть возьмет в жены. Знайте, что я вам не враг, не поступайте поэтому со мной как с врагом, пришедшим из Китая. Не называйте меня оскорбительным и грубым именем сироты.

Но эти слова остались без ответа. Многочисленное войско с боевым кличем в честь Кёбёша, стреляя, продолжало идти в наступление.

Увидев это, Семетей понял, что они не хотят мира, и сказал им:

- Это ваш грех, вы за него и отвечайте. Сколько времени я, желая согласия, умолял вас не враждовать, но вы не послушались; так теперь пеняйте на себя!

И снова вскочив на Тайбуурула, он взял наперевес сырнайзу и с кличем в честь Манаса ринулся в бой. От грозного вида Семетея трусливые попадали с коней в страхе. А в народе стали говорить:

- Если бы не глупое упорство Абыке и Кёбёша, Семетея следовало бы провозгласить ханом: он храбрее даже самого Манаса.

Когда Семетей приближался, все киргизы, где бы они ни были, слезали с коней, снимали свои пояса, возлагали их на свои шеи и говорили ему:

- Если хочешь взять - вот наши головы, если хочешь пролить нашу кровь - вот она. Разве есть на нас вина? Боясь прогневить Абыке с Кёбёшем и сорок чоро, мы пришли сюда, - и весь народ стал единодушно умолять Семетея быть милостивым.

Мольба многочисленных толп киргизского народа растрогала Семетея, из глаз его потекли слезы, и он сказал:
- Если то, что вы говорите - правда, то отойдите те, кто думает так, в одну сторону, а кто думает иначе - в другую.

Весь народ бросился тогда бежать направо, а на левой стороне остались только кыпчаки и издалека пришедшие казахи.

Только они не прекращали боя, показывая этим свою верность Абыке и Кёбёшу, которым они поклялись умереть, но не изменять им.

Сары-хан - с одной стороны, сын Бакая Байтайлик - с другой стороны и Семетей - в середине, начали одновременно наступать на войска, оставшиеся верными Абыке и Кёбёшу. Их натиск был такой стремительный, что многочисленное войско пустилось бежать, как бараны, на которых напал волк. - "Погиб мой единородный брат, одно со мной сердце". - раздавались крики среди бегущих, сопровождаемые громкими рыданьями. У многих были разбиты головы и выбиты глаза. Окровавленные, они бежали без оглядки, с криками: "Мы погибли'" Трупы убитых лежали грудами. Еще больше чем людей, валялось коней со свернутыми на бок седлами и перебитыми ногами.

Сары-хан, гоня и убивая воинов, находившихся в передних рядах, прорвался к сорока чоро и вступил в бой с ними. Во времена Манаса они много раз бывали в бою и хорошо знали военное дело. Поэтому и теперь, окружив Сары-хана со всех сторон, они нанесли ему шестьдесят ран. Решив взять его в плен живым, с тем, чтобы потом умертвить, они поторопились привести в исполнение задуманное.

В это время подоспела Каныкей верхом на аргымаке, сбивая ударами пики по пяти, по шести воинов. Так сбила она с коней на землю всех сорок чоро, посадив их на корточки, как собак.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.