Яндекс.Метрика

Глава I. Рождение и детство Манаса. Детские годы

Однажды он встретил старика - калмыка и попросил у него огниво. Старик отказал ему. Тогда Манас стащил его с лошади, избил и отнял огниво и пояс. Видя буйный нрав Манаса, Ошпур рассудил про себя: "Если не оставит Манас своих проделок, то я совсем лишусь скота".

И отправился пастух на утро к Джакыпу:

- Забери ты, Джакып, своего Манаса обратно. Разорит он меня до тла, и грех за мою гибель падет на твою голову.

Приехал Джакып с Ошпуром и призвал к себе Манаса:

- Разве не понимаешь ты, как опасно нам, чужеземцам, обижать калмыков на их собственной земле? - так бранил он сына.

Но Манас не смутился нисколько:

- Никогда не стану спускать я обиды калмыкам из-за страха перед ними.

После этого Джакып и Манас, сев на коней, пустились в обратный путь. И увидели они по дороге, что девять калмыков напали на конский табун Джакыпа, разбили голову табунщику Ыйману и угнали его коней. Когда Манас и Джакып приблизились, то калмыки окружили их и хотели схватить. Тогда Манас, вооружившись укурюком, одним ударом уложил предводителя калмыков, а восемь остальных стащил с коней и сбросил на землю. Калмыки бежали, пришпорив коней, а Манас собрался за ними в погоню (11).

Сильно испугался этого Джакып и стал образумливать расходившегося сына.

- Дитя мое, Манас! Зачем ты обидел калмыка, зачем ты притронулся к логову спящей змеи? Вспомни, на чьей земле, в каком краю мы живем! Четыре сына Ногоя рассеяны по разным странам света и не могут соединить свои бесприютные головы. Давно, во времена Ногоя, мы были господами над калмыками. Но после смерти Ногоя китайский властитель Эсенкан, собрав пятьдесят тысяч войск, двинулся против нас. Он победил киргизов, потопил все земли наши в крови и рассеял потомство Ногоя по всему свету. Китайские воеводы сказали: "Опасно, если четыре сына Ногоя соединят свои головы в одном месте". И, решив так, изгнали они четырех братьев в четыре разные стороны. Орозду был менее всего опасен, его оставили на Алае со всем потомством. Буйного Усена, прозванного Кёзкоманом, что значит "Свиной глаз", которому горячили кровь его двадцать четыре года, отправили в восточную Сибирь; Бая сослали в область Кашгара, а меня отправили на далекий Алтай. Бот в эту то тяжелую годину мы прибыли на чужую землю, и нам нельзя возбуждать против себя гнев калмыков и китайцев, - так, причитая, пытался Джакып усмирить ярый гнев Манаса.

Но не послушался Манас наставлений отца и поскакал вслед за калмыками, и вместе с табунщиком Ыйманом загнал свои табуны в калмыцкую ограду.

Джакып в нерешительности и страхе возвратился домов в аил. Он боялся за судьбу своего сына, и тревога съедала его. Приехав домой, он рассказал своим женам все, что случилось.

Света не взвидела старая Чийырды. Как раненый кекилик стала она трепыхаться, и в голос начала причитать: "Ах ты, лукавый старик, лукавый старик! Провались ты сквозь землю со своим скотом и богатством! Единственного, как солнце вверху, сына своего зачем бросил ты в степи и вернулся один? Разве не мог ты погибнуть вместе с ним? Да кому же ты нужен теперь? Если же тебе душа твоя так дорога, то я сама вместо тебя отправлюсь на поиски!" - и сказав так, вскочила она на коня и ускакала в степь.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.