Яндекс.Метрика

Глава IX. Семетей. Переезд Семетея из Бухары в Талас.


После веселой свадьбы Семетей, взял с собой Чачыкей, навьючив золото на восемьдесят красных одногорбых верблюдов, отдал в руки Сары-хана знамя, простился с Темир-ханом и Исмаилом и тронулся в путь.

Ехал он на Тайбууруле, на руке его сидел Акшумкар, и по дороге он останавливался для того, чтобы с собаками позабавиться соколиной охотой. Видя все это красивое шествие, ехавшие с ним, Каныкей и Чийырды несказанно радовались и говорили между собой:

- Теперь мы и умереть можем, ведь наша заветная мечта исполнилась.

Когда они приблизились к Коканду, Каныкей сказала Семетею:

- Когда я бежала с тобой из Таласа, стараясь, чтобы кокандцы не заметили нас, я ехала окольным путем по дороге Аманджол; давайте и сейчас поедем по ней.

Семетей, рассердившись на это, сказал:

- Я не боюсь кокандцев и не буду прятаться от них, напротив, я поеду через самый Коканд.

Каныкей рассказала Семетею, что кокандцы затаили против Манаса злую месть, но Семетей не послушался ее.

В это время ханы индийский, андижанский и чамбыльский, во главе с кокандским ханом Козубеком, собрали свои народы и сказали:

- Если мы сироту Манаса в молодости не уничтожим и он останется в живых, он не оставит нас в покое.

Поэтому давайте отрубим ему голову и отвезем в подарок Абыке и Кёбёшу. Мы получим от них за это много добра.

Сговорившись, они дали смертную клятву выполнить все это. На совете они решили, что посылать против Семетея многочисленное войско не нужно, что на него хватит одной тысячи великанов. Приготовив к бою этих великанов, четыре хана со своими людьми продолжали беспечно развлекаться.

Сторожевые воины, выставленные кокандцами, между тем донесли Козубек-хану, что мимо их города едет тот самый мальчик, который в Бухаре оторвал руку Тёёбалбану и убил его, а потом перебил батыров Коканда. Козубек-хан велел тогда готовиться к бою тысяче великанов. Увидев наступающее многочисленное войско, Семетей очень удивился и сказал Сары-хану:

- Что это значит? Мусульмане нас не должны трогать, а из Китая враги не могли подойти.

Сказав это, он не принял никаких предосторожностей и спокойно продолжал свой путь. А между тем воины с боевым кличем: "Индостан", "Коканд", "Чам-был", "Андижан" - стали наступать. Когда они съехались, то два хана - Дженалы и Карач, бросились на Семетея, а вслед за ними нанесли ему удары еще тридцать великанов. Тогда только, убедившись, что перед ним действительно враги, Семетей, как лев, приготовился к бою. Глаза его засверкали огнем, на лице его поднялись волосы, и он в ярости закричал наступавшим:

- Это ваш грех, за него вы и отвечайте. Я вас не трогал, вы сами тронули меня!

Был он потомком Канкора, а потому и в нем проснулась жажда крови, он ударил плетью Тайбуурула, и взяв сырнайзу в руки, ринулся на врагов. Вступив в бой, сразу же сшиб он с коней и убил двух ханов, и, как сокол, напавший на стаю ворон, начал уничтожать многочисленное войско. Из вражеского стана выехал тогда прибывший из Индии великан Орок, величиной подобный большому холму, и стал вызывать Семетея на поединок. Сам Орок считался непобедимым.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.