Яндекс.Метрика

Глава IX. Семетей. Поездка Семетея в Талас.

То, о чем мечтал Семетей, сбылось. Он сел на Тайбуурула, надел на себя вооружение Манаса, посадил себе на руку Акшумкара, на Актулпара навьючил груз и взял с собой Кумайик. Крепко обнявшись с Бакаем, простился он с ним и поехал по направлению к Бухаре.

***

Пустившись в путь, подбадривая поводьями Тайбуурула, Семетей говорил себе:

- Если я не приеду сегодня, моя мать и бабушка умрут от тоски.

В это время старая Чийырды действительно занемогла и слегла в постель. Каныкей тоже стала беспокоиться, говоря:

- Почему же мой несчастный запоздал? Когда же он, наконец, приедет?

Она поднялась на башню Темир-хана, взяла в руки оставшуюся от Манаса большую подзорную трубу и стала смотреть на дорогу, по которой должен был приехать Семетей. Пристально вглядевшись, увидела она ехавшего по дороге человека, который на руке держал Акшумкара и вел за собой Кумайик. Этот человек точь-в-точь походил на Манаса. Это и был ее сын Семетей.

Увидев ехавшего Семетея, Каныкей бегом спустилась с башни, прибежала к Чийырды и сказала:

- Радостная весть! Наш сивогривый сирота возвращается!

Услышав эту весть, обессилившая Чийырды от радости заплакала, у нее вдруг появились силы, и она встала с постели.

Узнав, что едет Семетей, Темир-хан и Исмаил вместе с Каныкей выехали встречать его. Когда они встретились, то Кумайик в течение двенадцати лет, не видевшая Каныкей, стала с визгом прятать в ее объятиях свою голову: как человек проливала она слезы, выражая тем свою печаль и радость. Эта собака понимала и чувствовала все, как человек. Встретив ее, Каныкей так растрогалась, что заплакала.

Увидев слезы Каныкей и Кумайик, все окружающие тоже заплакали, сочувствуя им. А среди народа пошел такой разговор: "Видно на Семетея перешли счастье и удача его отца, льва Манаса, он стал даже больше и красивее самого Манаса".

Когда Каныкей услышала эти слова, она испугалась, как бы Семетея не сглазили, поэтому она приказала заколоть девять быков и раздала их народу.

Семетей в гневе сказал Каныкей:

- Где же мой народ и где моя родина? Ты, бежав в Бухару бродягой, опозорила мое имя. Сарытаза-аба я возведу в ханы, а сам сейчас же перееду в Талас. Я сделаю Бакая и Сарытаза ханами, а моих родичей Абыке, Чинкоджо, Кульчоро, сына Алмамбета, и Канчоро, сына Чубака, - своими боевыми товарищами. Я соберу из киргизов большое войско и пойду с ним мстить китайскому хану Конурбаю за своего отца Манаса. Многочисленному, как муравьи, китайскому народу объявлю я беспощадную войну.

Темир-хан стал упрашивать Семетея, говоря:

- Милый мой несчастненький, зачем ты так торопишься? Может быть тебе сказали, что из Китая или Коконда уже идет большое войско? Если и на самом деле идут неприятели, скажи об этом мне, я немедля соберу многочисленный бухарский народ и дам тебе в помощь большое войско. Скажи всю правду, мой сивогривый!

Семетей отвечал ему:

- Я не пойду с многочисленным войском в землю моего родного киргизского народа, живущего в Таласе, я поеду на свою родину, чтобы откормить там коней, собрать отважных людей и пойти с ними в бой, чтобы отомстить за смерть своего отца Манаса. Перед началом похода на Китай я уведомлю тебя и других ханов своими письмами о том, чтобы вы собрали многочисленное войско и оказали мне помощь.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.