Яндекс.Метрика

Глава IX. Семетей. Детские годы Семетея.

Сказав так, он горько заплакал и стал молиться за упокой Манаса.

Каныкей, всеми силами стараясь сдержать себя, стала рассказывать Семетею о своем бегстве в Бухару, как она привела с собой седовласую мать Манаса, рассказала и о том, в каком положении находится сейчас старая Чийырды.

В это время у Чийырды от старости глаза затуманились, грудь впала, и в груди слышался хрип; она походила скорее на мертвеца, вышедшего из могилы. Попытавшись встать, она не смогла этого сделать, и оставалась лежать в постели.

Каныкей подошла к ней и сказала:

- Матушка, вставай! Твой маленький сват прибыл.

Чийырды, громко кашляя, поднялась с постели и смотрела на Семетея так долго, что за это время могло бы свариться мясо.

- Милая Каныкей, это тот самый брат твой, которого недавно провозгласили ханом? Здравствуй, милый сваток, как ты живешь и здравствуешь? - промолвила она и крепко поцеловала Семетея. Ей хотелось рассказать ему обо всем открыто, но она не решалась на это. Отвернувшись, она заплакала так, что из глаз ее полились слезы с кровью, и упала, потеряв сознание.

Каныкей постаралась отвлечь внимание Семетея в другую сторону, сказав:

- После смерти твоего зятя Манаса, она много пережила и много пролила слез, а потому и дошла до такого состояния.

Она покрыла лежавшую Чийырды одеждой.

А Чийырды, кусая одежду, плакала навзрьвд. Но кому же было плакать, как не Чийырды? Ведь она сегодня увидела в первый раз двенадцатилетним мальчиком единственного сироту, отданного на воспитание шестимесячным младенцем.

Когда все блюда, которыми угощала Каныкей гостя, были съедены, она открыла свой сундук, достала оттуда халат, штаны, сапоги и олпок Манаса и передала их Семетею.

- Милый мой племянник, эти вещи, оставшиеся от твоего зятя, никому не передавай их, а носи сам. Врагов у тебя много, они хотят тебе много зла, а через эту одежду пуля не проходит. Бее это сшито мною, свой олпок твой зять всегда надевал во время походов, и никогда пуля не пробивала его.

Семетей, облекшись в подаренную ему одежду, стал в точности таким, как Манас. Когда он сел на коня и поехал, Каныкей, остановила его и сказала:

- Братец! Восемь ханов злоумышляют против тебя, они решили погубить тебя хитростью. Пообещав Темир-хану построить тебе роскошный дворец, женить тебя на прекрасной девушке и провозгласить ханом, они просили его отдать тебя им, на что неразумный отец мой дал согласие. Если ты пойдешь к ним, то наверняка погибнешь. Поэтому, как только приедешь домой, сейчас же прогони и истреби этих восемь ханов (74).

Услыхав эти слова, Семетей сильно разгневался и, вздыбив своего белого тулпара, поскакал к находившимся в Бухаре восьми ханам. Это было в тот самый день, в который они собирались схватить Семетея. Прискакав к ним, Семетей сказал:

- Вы решили отравить меня ядом? Кому из вас я сделал зло? Сейчас же скройтесь с моих глаз, иначе я всех вас уничтожу.

Сказав это, он вступил с ними в бой. В этой битве было убито шестьдесят батыров, а оставшиеся бежали в беспорядке, куда попало, в разные стороны.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.