Яндекс.Метрика

Глава IX. Семетей. Детство и юные годы Семетея. Бегство Каныкей в Бухару.

- Вот вам, пока ешьте, а я поеду обратно в Талас, приведу вам лошадей, пишу и одежду и вернусь через шесть дней.

Прошел день, потом другой после отъезда Бакая, Каныкей не могла спокойно оставаться на месте и решила снова двинуться в путь. Долго шли они, наконец подошли к священному месту, именуемому Байтерек. Там обе беглянки крепко уснули, положив между собой Семетея.

В то время, когда они спали, к ним подошла самка белого архара. Увидев Семетея, она стукнула копытом о его колыбель. Мальчик от этого проснулся, выполз из колыбели, пополз за ней и стал сосать ее молоко (69).

Каныкей в это время проснулась и пришла в ужас, увидев, что Семетей исчез.

"Неужели, пока мы спали, дракон или черная птица Алп-Каракуш (70) прилетела и унесла его?" - подумала она и разбудила Чийырды. Они стали вдвоем искать мальчика, но нигде его не находили. В страшном горе Каныкей уже готова была убить себя.

- Подожди, дитя мое, - сказала ей Чийырды, - его отец, лев Манас, когда был ребенком, тоже исчезал с моих глаз, поэтому успокойся, он еще найдется, давай поищем его.

Через некоторое время стала заниматься заря. Каныкей посмотрела по сторонам и вдруг увидела неподалеку, как самка белого архара кормит Семетея. Когда она побежала туда, самка архара сразу исчезла.

В радости схватила она ребенка, и они снова двинулись в путь.

В это время Бакай, захватив с собой коней Тайтору и Ачбуудана и навьючив на них запас пищи, подъехал к той пещере, где оставил бедняков. Увидев, что там никого нет, он стал горевать, думая, что с ними случилось что-нибудь недоброе. Долго он разыскивал их и, наконец, нашел их следы, поехал по ним и догнал их.

- Дитя мое, - обратился он к Каныкей, - нет у меня для тебя большой помощи, а вот, что есть - возьми. Вырасти и воспитай оставшегося от льва сироту, а когда ему исполнится двенадцать лет, пошли его в Талас.

Сказав так, он простился с ними и уехал обратно, а Каныкей села на коня Тайтору, взяла на руки Семетея и в сопровождении Чийырды двинулась в далекий путь.

Много дней и ночей ехали они через безлюдную степь, скрываясь от людских взоров. Странствуя без остановки, они сильно утомились и решили сделать привал в густом лесу. Привязали лошадей к деревьям, а сами легли спать.

Когда стало светать, Каныкей проснулась, пустила лошадей пастись, а сама стала осматриваться по сторонам.
Недалеко за лесом виднелся город Коканд. Когда она увидела его, у нее от страха сильно забилось сердце, так как она вспомнила, что когда Манас был жив, он враждовал с кокандцами.

- Если они узнают, что я здесь, беспомощной беглянкой, они растерзают

Семетея, как козленка на козлодраньи, - подумала она и решив, что дальше оставаться на этом месте опасно, не теряя времени, поехала дальше.

Проехав так еще некоторое время, они достигли границы владений отца Каныкей - Темир-хана. Увидев места, где она родилась и выросла, Каныкей вспомнила все пережитое в девушках, повернула лошадь, остановилась и, обратившись к Чийырды, сказала:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.