Яндекс.Метрика

Глава VIII. Великий поход. Смерть Манаса.

В Таласе в ту ночь Каныкей проснулась в испуге от страшного сна.

        Тяжелорогий сивый бык
        Ревет у берега реки.
        Неужели погиб султан мой Алма?
        Белый кречет Акшумкар, что гнался за вороном,
        Пишился вдруг своих крыльев.
        Неужели Чубак, друг моего султана
        Повстречался с грозным несчастьем?
        Неужели умер мой бесценный Сыргак?
        Высокая чинара
        Бессильно склонилась в сторону Кыблы,
        У золотого трона, на котором восседал мой султан,
        Когда он был ханом, восемнадцати народов,
        Подломилась одна ножка.
        Неужели погиб буудан-скакун моего Кокджала?

Так плакала и причитала она, и слезы ее лились десятью ручьями. Она пришла к Бакаю и, передав ему повод Тайбуурула, послала его с конем к Манасу. Бакай скакал день и ночь и, когда парный их счет дошел до двенадцати, достиг Манаса, который, окруженный китайцами, сражался пешим. Бакай передал ему Тайбуурула. Сев на Табуурула, Манас снова исполнился отваги, и, разбив китайцев, опять подошел к Бейджину.

Но китайцы плотно заперли все ворота и не пустили Манаса. Высота крепостной ограды Бейджина достигала сорока аршин. Что ни предпринимал Манас, но войти в Бейджин ему никак не удавалось. Наконец, когда он, разбив ворота Бейджина, уже готовился снова вступить в него со своим войском, послышался громовый голос:

- Манас, не вступай в Бейджин, возвращайся обратно!

Услыхав этот голос, Манас повернул обратно в сторону Таласа. Он прибыл на места недавних сражений и нашел там тела Алмы и Сыргака. Очень горевал Манас:

        Единственный сын Азиз-хана,
        Приложив свою щеку к твоей щеке,
        Твой айкел Манас везет тебя впереди себя на седле.

Не прекращая своих причитаний, Манас начал так изливать свою грусть:

        Вы были парой на подбор, как близнецы,
        Теперь, когда вы погибли оба,
        Могу ли я жить без печали?
        Бросив Аккулу под вражью пулю,
        Отправив Алмамбета в тот мир,
        Лишившись моего хана Чубака,
        Обломав все свои крылья,
        Как теперь я вернусь в Талас?
        Был я булатом, что разбивал камни,
        Теперь же я согнулся от горя.
        Погубив всех своих горных орлов,
        Я остался теперь одиноким!
        Я хочу гордо ступать по земле,
        Но ноги мои подкашиваются,
        И я ползу, подобно змее.
        Разлучившись с моими близнецами,
        Я остался без хвоста и гривы,
        Ощипанным, как кулан (64).

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.