Яндекс.Метрика

Глава VIII. Великий поход. Ранение Манаса и возвращение киргизов в Талас.

Но Конурбай все же догнал Шууту и, когда он замахнулся копьем, Шууту резко повернул коня и въехал в воды Карасуу. Но тут сумка Шууту раскрылась, из нее водой смыло письмо Каныкей, и оно поплыло по волнам реки.

В это время Алмамбет, опасаясь, как бы случайно Конурбай не повстречал Шууту, возвращающегося из Таласа, и не захватил его, оседлал Саралу и выехал навстречу. Увидев, что Конурбай гонится за Шууту, он помчался к ним. Еще издали завидев Алмамбета, Конурбай испугался, повернул коня и помчался назад. Он заставил Алгару перескочить через высокий вал и там спасся от преследования. Алмамбет подъехал к Шууту и приветствовал его:

        - Здоров ли ты, салям алейкум,
        Опрятный эр Шууту!
        Сладкозвучная птица кукушка на иве поет ли свои песни?
        Сладкогласный соловей рассыпает ли свои трели?
        Тамарисковый Кенкол и широкий Талас,
        Земли твои родные, благополучный ли?
        Процветающий народ твой,
        Где смешались ногаи, аргынцы и киргизы,
        Живет ли счастливо и благополучно?

Так стал расспрашивать Алмамбет Шууту о земле, о народе, о Каныкей и Арууке. Шууту рассказал, что народ живет благополучно, что Каныкей и Арууке здоровы, что Арууке со дня надень ждет начала родов. Очень обрадовался этой вести Алмамбет и хотел тут же заколоть Саралу для жертвоприношения, но прискакал Аджибай, посланный Манасом, ведя на поводу Карата, коня Калкамана, и вместо Саралы тогда закололи его.

Шууту передал Манасу просьбу Каныкей не оставаться в Бейджине, а скорее вернуться в Талас, но Манас ответил с досадой:

- Отправившись в такой далекий поход, пройдя такие расстояния, разве можно уйти из Бейджина, не пробыв в нем ханом хотя бы три года? Разве можно оставить Бейджин только потому, что в Таласе осталась жена? Если наступит положенный срок, то ведь можно умереть и лежа дома. На это Шууту не осмелился больше ничего сказать.

Манас велел позвать ханов, сидевших наместниками в семи местах - Кошоя, Тёштюка, Музбурчака, Кёкчё, Урбю, Чубака, Бакая, - и держал к ним такую речь:

- Советники мои! Я повел в поход многих из вас насильно, говоря: кто пожалуется на коня - я заколю коня, кто пожалуется на себя - я зарежу того. Теперь же, кто соскучился по народу и родной земле, может вернуться обратно, я никого не держу, возвращайтесь!

- На старости лет можно ли отрываться от родной земли? - подумал Кошой.

- Я слишком много скитался по земле, тело мое стало синим, крови у меня осталось не больше одной ложки, и стал я слишком слабым для жизни в чужой стороне, - подумал Тёштюк.

И они оба с богатой добычей вернулись в Талас. Мудрый Бакай тоже поехал со своим войском назад, чтобы стать опорой женам Манаса в Таласе. Он взял с собой последнюю жену Чубака Бирмискал и последнюю жену Алмамбета Бурулчу, а вместе с ними бесчисленное количество рабов и рабынь и богатую добычу.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.