Яндекс.Метрика

Глава VIII. Великий поход. Рассказ Алмамбета.

Он будет батыром более могучим, чем я. Арууке же выдай за Маджика (57).

***

После нескольких дней пути Алмамбет поехал вперед, а Сыргак остался позади. Глазам Сыргака вдруг начали представляться, то впереди и сзади, то справа и слева вражеские стрелки, которые целились в него, стали мерещиться страшные чудовища, свистящие аджидары, рычащие львы и тигры.

Видя их, Сыргак подумал:

- Алмамбет, видно, затянул меня в гибельную пучину. Спрошу-ка я у него, что это за существа? Если я почувствую, что он хитрит, то отрублю рабу Алмамбету голову.

И он стал нахлестывать коня, чтобы догнать Алмамбета. Когда они встретились, Алмамбет так объяснил ему происходящее:

- Когда я жил в Бейджине, то слышал, что китайские прорицатели говорят о грядущем приходе Манаса, а я в те времена еще ничего не знал о киргизах. Тогда я призвал из города джинов, пери и шестьдесят аяров, заставил их заговорами напустить для защиты дорог все те существа, которые явились теперь твоими глазам. Я научился от них всяким колдовским чарам, а потом зарубил и уничтожил их всех.

С этими словами Алмамбет произнес заговор, и все видения Сыргака вдруг разом рассеялись.

Алмамбет поведал Сыргаку о своем сговоре с Бурулчой, о том, что она тоскует о нем, что в этом году Конурбай посватался за нее, но она отказала ему, и от этого у Конурбая началась вражда с Эсенканом.

Сыргаку, который прежде не знал о Бурулче, стало стьщно за свои подозрения, и он сказал:

- Если так, то я сам вызову страх и сумятицу в Бейджине, до которого не дошли даже воды потопа, спущу на головы китайцам черную ночь, полную ужасов, посажу Бурулчу на круп своего коня и увезу ее.

Но Алмамбет образумил расшумевшегося Сыргака.

- Видишь то, что, чернея, виднеется там: это - неприступный перевал. Населенный китайцами Бейджин вовсе не такой город, чтобы в него можно было войти без труда. На страже города находятся лисица, кульджа и одноглазый великан Малгун. Они сообщают китайцам о приближении врага на расстоянии шестимесячного пути.

Доехав до места, где сторожила лиса, Алмамбет начал заговаривать погоду. Когда хитрая лиса двинулась на осмотр своих владений, Алмамбет выстрелом ранил ей ногу, а когда она хотела убежать на трех ногах, то ее догнал Сыргак и выстрелом убил наповал. Алмамбет подъехал, разрубил ее на шесть частей и проехал в гущу леса. Он знал то место, где были спрятаны военные доспехи Конурбая, которые он имел обыкновение надевать во время походов. Найдя это место, он взял все это и надел на себя. На Саралу же он накинул покрывало, сделанное Каныкей, и Сарала стал совсем таким, как конь Конурбая Алгара.

Когда Алмамбет доехал до чудесной кульджи, то она приняла его за Конурбая и подбежала к нему. Тогда Сыргак застрелил кульджу в упор.

Алмамбет и Сыргак двинулись дальше и доехали до одноглазого великана Малгуна. Обманом Алмамбет углубился в лес и сел на берегу ручейка, вытекавшего из под корней развесистой чинары. Тут он убил одного ослоухого балбана, который пришел за водой с чаначом, сшитым из тридцати воловьих шкур, сам надел его одежды, наполнил чанач водой и, приняв вид водоноса, отправился ко дворцу великанши Канышай.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.