Яндекс.Метрика

Глава VIII. Великий поход. Разведка.

Его охватило мрачное раздумье, он взял свою подзорную трубу, которая показывала все происходящее вдалеке на расстоянии шести месяцев пути, как будто это было всего на расстоянии шести арканов, и стал смотреть на Талас.

А между тем в Таласе младшие братья Манаса Абыке и Кёбёш, сыновья его отца от другой матери, затеяли заговор.

- Манас двинулся в далекий путь - в сторону Барса-келбес (52) и не вернется уже оттуда. Надо захватить и поделить его казну, надо стать главарями его народа, - решили они.

Задумав так, они захватили сокровища Каныкей и обложили народ тяжелым налогом, так что все начали разбегаться, как разбегаются серые куропатки.

Но Каныкей не сидела в бездействии, а, собрав волосы под тюбетейку и сев на своего черногривого коня, она разогнала всех злых родичей Манаса, вернула обратно казну и стала сама правительницей народа. Все перестали тогда чувствовать отсутствие Манаса.

Все это увидел Манас в свою чудесную трубу. Посмотрев на запад, повернул Манас потом трубу на восток и увидел китайцев, кишевших подобно муравьям в Бейджине, увидев высокую крепость, которую они воздвигли, золотые ворота высотой в сорок аршин и все дворцы Китая. Пока он смотрел, его спутники заснули крепким сном.

Манас обратился к ним с такими словами.

        Алмамбет, Сыргак и Чубак!
        Разве от лежанья не устают бедра?
        Разве теперь прежнее время на Кенколе,
        Чтобы можно было подолгу спать, развалясь?
        Разве мы в саду разбитом на равнине?
        Разве теперь то время, как было в Таласе,
        Чтобы спать безмятежно, забыв обо всем?

С этими словами он разбудил спящих.

- Расскажи мне о Бейджине, который я только что видел, - попросил он Алму.

В ответ на это Алмамбет степенно поднялся, зазвенело железо его доспехов, он подошел к Манасу и начал свой рассказ.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.