Яндекс.Метрика

Глава VIII. Великий поход. Алмамбет становится во главе войска.

Обиженный Кыргыл после этих слов догнал Манаса и спросил его:

- Что же ты, хочешь уничтожить весь народ?

Манас почувствовал, что Кыргыл рассержен, и засмеялся:

- Как же быть? Кто же сейчас наслаждается ездой? Хан войска теперь Алмамбет. Умерь пока свое раздражение, вернись обратно и присоединись к своему десятку, - посоветовал он.

Кыргыл так и сделал.

Манас выехал в открытое поле, взял свою подзорную трубу и начал следить за проходящим войском. Он увидел, что в самом деле многие обессилили, многие привязаны к крупам своих коней, так как уже потеряли силу сидеть. Тогда он догнал ехавшего впереди Алмамбета и сказал ему:

- Мне жаловался Кыргыл, что он почти при смерти, но я приказал ему вернуться и присоединиться к своему десятку. Потом я посмотрел в подзорную трубу и вижу, что верно, много среди воинов усталых и измученных. Если ты согласен, то неплохо было бы устроить сегодня привал.

Но Алмамбет рассердился на эти слова Манаса:

- Рассказом о своем Кыргыле не тревожь моей души. Если ты недоволен моим командованием, то отними от меня звание хана, только не мучай меня подобными разговорами!

Он с досадой стегнул коня и отъехал, продолжая путь. Манас одобрил такую железную твердость Алмамбета и решил поступать по приказу Алмы.

- Без всякой причины Кыргыл жаловался на Алму и подверг меня стыду перед ним. Как он смел это сделать? - подумал он.

Алмамбет же провел войско еще один день без остановки и, наконец, заметив тяжелое состояние людей, сделал привал на берегу Шарапа. Сам же переплыл голубизну реки Орхон и пошел в разведку.

На краю китайских владений постоянно находился на страже великий батыр Китая Мурадыл, сын Кырыма. Бремя от времени, в известные сроки, он объезжал дороги, чтобы проверить, не идет ли вражеское войско. Алмамбет издавна знал время, когда Мурадыл отправляется в объезд. Он хотел нагрянуть на Мурадыла, когда он объезжает пути, и захватить его врасплох. Поэтому-то так безостановочно гнал он войско.

Алмамбет прибыл к месту, где находился китайский батыр, но как раз в это самое утро он, как оказалось, отправился обратно в Бейджин. Перед этим он пробыл здесь сорок дней вместе со своей дружиной, охотился на куланов, пировал, веселился и гонялся за газелями. От его стоянки был виден след. Всюду был рассыпан пепел от трубок и костров, там и сям валялись стрелы от луков.

Алмамбет очень огорчился, что не сумел захватить Мурадыла, и поехал обратно к войску. Вернувшись, он начал заговаривать погоду.

Он заставил падать снег, несколько недель подряд насылал бураны, заморозил реки. Когда непогода миновала, киргизское войско подошло к реке Орхон.

Воды Орхона грозно бурлили,
Волны с ревом били о берег,
С вершин вливались туда ручьи вечных снегов,
Со всех сторон струились воды
В просторном Орхон из шестидесяти рек.
Цвет его вод был темен до черноты,
Его воды струились, дыша запахом крови.
Белая пена его бурлила,
Ударяясь то туда, то сюда,
Образовала повороты как чамгарак.
На этих - то берегах Орхона,
На просторах его долин
Плескались, как стяги, болотные травы,
Клонил под ветром головки камыш.
Черные рыбы с коня величиной
Резким всплеском взлетали вверх и падали.
Если посмотреть на поверхность реки,
То она бушевала и пенилась, как горный поток.
У камней размером с целую юрту
Образовались воронки - водовороты.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.