Яндекс.Метрика

Возвращение из Великого похода

В одну из пасмурных ночей
В слезах проснулась Каныкей,
Младенца в руки взяв с пелен,
Рыдая, грудь ему дала.
И, вспоминая страшный сон,
От слез сдержаться не могла.
У речки серенький бычок
Вдруг начал, как дитя, реветь –
Погиб, наверно, Алманбет.
А белый сокол на лету
Крыла могучие сломал –
Видать, Чубак попал в беду!
Чинара, стоя во весь рост,
На землю рухнула в момент –
Ужель в живых Сыргака нет?
А трон Манаса вдруг упал,
Все ножки подогнулись вмиг –
Знать, Ак-Кула под ним погиб.
И если славный наш отец
Попался без коня врагам –
Жестокий ждет его конец:
Живым он не вернется к нам!
Сон этот мудростью своей
Так разгадала Каныкей.
А если с боя не придут
Манас и верные чоро,
Беда придет опять в народ.
И, как всегда,здесь вспыхнет вновь
Борьба за власть между родов.
Коль нет достойного вождя,
Начнется личная вражда.
Наследник только что рожден,
Не скоро возмужает он.
А братья Абыке, Кобеш
Погибели батыров ждут,
Чтоб власть Манаса поделить
И чтобы в ханскую казну
По локти руки запустить.
Народ единый и оплот,
Манасом созданный в боях,
Погибнет, превратится в прах.
И вновь в изгнание, вразброд
Пойдет разграбленный народ,
Вновь опустеет отчий край.

– Спешите, дядюшка Бакай!
Вот здесь письмо, вот конь ему –
Скакун по кличке Тайбурул,
В боях он истинный дулдул.
Пусть наш отец, любимый мой
Из гибельной страны чужой
Живым вернется к нам домой!
Сыночек ждет его родной!
Езжайте, дядюшка, скорей!
И лучших боевых коней
В Китай послала Каныкей.

Собрав свой боевой отряд,
Через дремучие леса,
Пустыни, горы и луга
Назад, в загадочный Китай
Помчался доблестный Бакай.
В десятый пот загнав коней,
Он мчался тридцать дней-ночей.
И к Желтой прибыл он реке,
Что по-китайски Хуан-хэ.
И он увидел в темноте:
В долине гор, на высоте
Сияют мириады звезд,
Вокруг темнеет лес густой,
Закрывший тенью небосвод.
Приблизившись, увидел он:
Манас врагами окружен.
Не звезды это, а костры,
А лес – китайские войска,
Рассвета ждут, чтобы с утра
Тесней кыргызов окружить
И поголовно перебить.
Но хитроумный хан Бакай,
Никем не ведомой тропой
Прошел к Манасу невредим
И появился перед ним.
Привел он боевых коней,
Вручил письмо от Каныкей.
Прочтя, что ждет его сынок,
Манас сдержать себя не мог,
От счастья чуть не зарыдал,
И, как любимое дитя,
Письмо к груди он прижимал.
И снаряженьем Ак-Кулы
Он Тайбурула оседлал.

– Теперь, проклятый Конурбай,
Пощады от меня не жди!
За жизнь Чубака и Алмы
Вам не дадим пощады мы!
Нам случай для победы дан:
Глухая ночь, густой туман.
И Зулпукор – свой грозный меч
Поднял Манас над головой,
Повел войска на смертный бой.
Как смерч, как ураган ночной,
Врагам, объятым крепким сном,
Жестокий учинил погром.
С тех пор, как волею небес
Под солнцем греется земля,
Никто не знал до этих дней
Подобной битвы меж людей.
И цель у всех была одна:
Не жизнь! Не солнце! Только смерть!
И сколько пало в том бою,
Никто не сможет перечесть!
И Конурбай, спасая жизнь,
Бежал в свой каменный Бейжин,
И там укрылись все, кто мог,
Закрыв ворота на замок.
Войска Манаса на конях
Не в силах были город взять,
И по железным воротам
Напрасно били топором.
Тогда решил батыр Манас
Бейжин еще раз окружить,
И так, без пищи и воды,
Осадный город уморить.
И вдруг как будто бы с небес
Создатель сам ему сказал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.