Яндекс.Метрика

В разведке

– А если не согласны вы,
Захватим в плен мы вас живьем,
На плахе головы снесем! –
Кричал батырам Конурбай.
Сказал Манасу Алманбет:
– Нам выхода иного нет.
Мой хан, к китайцам я пойду.
Пусть рубят голову мою!
Зато Чубака и тебя
От верной гибели спасу!
– О чем ты говоришь, мой друг?
Мне непонятен твой испуг.
Мы будем биться, Алманбет!
И лозунг мой сейчас и впредь:
"Или победа, или смерть!" –
Таков Манаса был ответ.
И тут, как муравьи земли,
Как тьма голодной саранчи,
Враги по склонам поползли.
И трех батыров наверху
Достигли первые ряды.

И дали бой богатыри!
И кровь ручьями потекла,
И сотни выпущенных стрел
Впивались в щит и гнули шлем.
Но силы были неравны:
Теснее замыкался круг,
Чтобы забрать батыров в плен.
И тут нежданно грянул вдруг,
Как гром небесный, добулбас –
И видит там, внизу, Манас:
Как горный селевой поток,
Как мощный ураган степи,
Готовый все с земли снести,
Под кличем яростным "Ура!"
Идут кыргызы на врага!
Дрожит китайская земля.
Под стягом родовых племен:
Глава казахов хан Кокче,
Батыр кыпчаков эр-Тоштюк,
От Андижана Санжибек,
Глава эштеков Жамгырчи,
Ташкентец юный Бокмурун,
А рядом доблестный Урбю,
И сорок воинов-чоро,
Которых в бой ведет Кыргыл,
За ним Бакай и хан Кошой
Ведут войска на смертный бой.
С утра до ночи шла резня,
И с ночи снова до утра
Рубились, жизни не щадя.
Из трупов высилась гора.
И кровь от битвы роковой
Лилася красною рекой.
И всюду стон, проклятья, крик,
Не отличишь чужих, своих.

Жолоя эр-Чубак настиг,
Копьем насквозь его пронзил,
Но тут китайский хан Ушан
Чубаку в бок копье всадил.
А подоспевший Алманбет
Ушану голову срубил.
Свой город вышел защищать
Гигант китайский Мадыкан,
Но тут же, угодив в капкан,
Убит был грозный великан.
Нашли на поле смерть свою
И Музкиндик, и Ылама.
И вот сошлись лицом к лицу
Батыр Манас и Конурбай.
Манас взмахнул своим мечом –
И тот с пораненным плечом
Умчался в город Чет-Бейжин.
За ним китайские войска
Пустились в панике бежать,
И предводитель Нескара
Не мог бегущих удержать.
Кыргызы бросились вослед,
До стен догнали городских,
Но стража кованых ворот,
За стены пропустив своих,
Закрылась крепко от чужих.
Совет держа, сошлись в одном:
Бейжин замкнуть тройным кольцом
И дать войскам передохнуть.

Когда устроили учет
Все он баши и жуз баши,
И каждый доложил из них:
Погибших больше, чем живых.
И тут заметил Алманбет:
Среди живых Чубака нет.
Не мог представить он никак,
Что мог погибнуть эр-Чубак.
По всем ущельям и полям,
Где смертной бой кипел вчера,
Везде его искали зря.
А утром рано, чуть заря,
Чубак явился с Нескара.
За шею привязав к седлу,
Китайца вел на поводу,
За ним его дружину всю.
– Ты жив! А я тут слезы лью! –
Ликуя,хохотал Манас. –
Не ты ль, паскудный Нескара,
Набеги совершал на нас?
Погром устроил в Каркыра,
Пытался захватить Талас,
Убить пытался ты меня.
Теперь я вижу, дорогой,
Связали самого тебя! –
Злорадствовал батыр Манас.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.