Яндекс.Метрика

***

В один из дней сорок семей кыргызов праздновали и шумно веселились. Неожиданно, сверкая белизной своей бороды, Акбалта начал свою речь:

– Дорогие мои соотечественники, у меня есть кое-что, о чем мне давно хотелось с вами поговорить. В те далекие годы, когда кара-калмаки, китаи, маньчжуры захватили наши земли, разграбили наш народ, убили множество наших воинов, а остальных рассеяли по миру, на родине в Ала-Тоо остался лишь один-единственный хан Улак со своим народом. Так вот, он, оказывается, до сих пор жив. Я порасспрашивал тут у людей. Ведь мы, оказавшиеся на Алтае, потеряли всякую связь с родственниками, из-за боязни перед калмаками не смели даже поднять головы. Говорят, у бая Джакыпа есть брат по отцу Усен, так вот его угнали аж за Пекин, сына его назвали Козкаман, приняли в калмацкую веру, женили на калмачке, а детей от них назвали: Кокчокоз, Дорболдей, Барбалдай. Забыли они, оказывается, кыргызский язык, отреклись от нашей религии и сами превратились в калмаков.

Акбалта бросил взгляд на Манаса и продолжал:

– Дорогой мой Манас, жеребенок ты мой! С малых лет ты стал крепким, подвиги твои и геройство у всех на устах, знают тебя даже китаи и калмаки. Ты натворил такое, на что не каждый решится. Ты уничтожил посла и его многочисленное войско, направленное к нам из столицы. Ты нанес им непоправимый ущерб. А что, если несметное количество войск из вековечных китаев сюда явится, как нам справиться? А что, если мы будем просто нападать на них и останемся здесь на Алтае?

Акбалта вопросительно посмотрел в сторону своего народа.

– Дядя Акбалта, вы многое перевидали на своем веку. Может, сами найдете способ, как нам быть? – Джакып нарушил молчание, охватившее толпу на некоторое время.

Когда никто из народа не смог ответить на вопрос, Акбалта сам продолжил слово:

– Сын мой Манас, если Эсен-хан снова отправит сюда войско, то придут десять тысяч человек. У нас нет таких сил, нам не одолеть их. Израсходуем имущество, используем скот; лучше вернуться к себе на родину, в Ала-Тоо. Как вы думаете?

Большинство сидевших одобрительно зашумело:

– Правильно говорит Акбалта.

– Нам нет лучше места, чем родина!

– Лучше нам вернуться на родную землю.

Обрадованный тем, что его мысли совпали с мнением большинства, Акбалта дальше продолжил речь:

– Тогда давайте сделаем так. Там есть ваш дядя, необыкновенный богатырь Кошой, отличающийся от всех людей; не страшащийся, если даже придут шестьдесят тысяч воинов; рвущийся в бой, как только слышит клич; одетый в самые крепкие доспехи; верхом на пятнистом, словно гепард, коне. Пусть Манас съездит в Чеч-Добо, что в Ат-Баши, где обитает хан катаганов Кошой, объединивший разбитых кыргызов, собравший в один кулак рассеявшийся народ, построивший каменную крепость, ставший за мудрость и ловкость правителем, не дающий никому обидеть свой народ и правящий людьми справедливо. Нам следует посоветоваться с этим человеком по вопросу переезда и расселения людей, по поводу того, как нам дальше жить. Что вы на это скажете?

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.