Яндекс.Метрика

ГИБЕЛЬ ВЕЛИКАНШИ КАНЫШАЙ

Алмамбет убивает водоноса великанши Канышай и, переодевшись в его платье, проникает во дворец великанши, где в это время происходит пир. Пораженная красотой водоноса, Канышай влюбляется в него. Алмамбет отравляет пирующих страшным ядом. Канышай раздвигает стены дворца, думая спастись бегством. Разведчики настигают ее и убивают.

И сказал Азиз-хана сын:
"Спит спокойно сейчас Бейджин,
Подозрения не таит —
Караул на путях не стоит.
За два дня пустыню и лес
Мы проскачем наперерез
И увидим хребет Ит-Ольбес,
Подпирающий свод небес.
Перевалим хребет Ит-Ольбес —
Чудо мы найдем из чудес:
Женщину-великаншу.
Тут, гляди, Сыргак, не сплошай,
Надо нам убить Канышай —
Женщину-великаншу.
Только б не обесславиться с ней!
Хитростью нужно справиться с ней,
С женщиной-великаншей.
Если внушим сомненье ей,
Вызовем подозренье в ней,
В женщине-великанше,
Если не обманем ее —
Пленниками станем ее,
Женщины-великанши!

Сколько раз вам твердил Алмамбет:
Не такой у китайцев хребет,
Который перевалить легко.
За хребтом народ живет,
Это не такой народ,
Который победить легко!
У него скороходы есть,
За шесть дней доставят весть
Там, где нужно месяцев шесть!
Оценил я верно его:
Мощь неимоверна его!
Требует сил безмерных Бейджин,
Укреплен у неверных Бейджин!

Знай, Сыргак, железный каблан!
Не какой-нибудь Маргелан,

Не какая-нибудь Бухара,
Где немало казны и добра
Награбить можно без труда,
Истребив потом города, —
Нет, Сыргак, не таков Бейджин,
Защищен от врагов Бейджин,
И китайцы не таковы —
Не кызылбашцы* они, а львы!"

Так сказал Азиз-хана сын.
Этот могущественный исполин.
Вот помчался по склону он —
Стал подобен дракону он.
Он драконом крылатым стал,
Он шайтаном проклятым стал...
Был, оказывается, дракон
Покровителем Алаке!
Вот полетел по чащам он
Стал кабланом рычащим он,
Мчится в лесах недоступных он!
В пятнах черных и крупных он Выгнул оксамитовый стан...
Был, оказывается, каблан
Покровителем Алаке.
Мчится пустынею темной он —
Вот уж лев неуемный он,
Хвост расправил красивый он,
Царственной чванится гривой он,
Львиным ревом исходит гнев...
Был, оказывается, лев
Покровителем Алаке!..

Всякое в этом рассказе найдешь,
Перепутаны правда и ложь,
Очень все это было давно,
Очевидцев нет все равно!
Нет свидетелей тех чудес,
Быль и небыль смешаны здесь,
Это рассказы древних лет,

Прошлого неизгладимый след,
Им не верит нынешний свет...

Долго мчался герой Алмамбет,
Долго под ним скакал Сарала.
Вот увидал перевал Сарала,
Где жеребенком играл Сарала,
Прах, который топтал Сарала,
Травку, которую рвал Сарала,
Волю, которую звал Сарала,
Землю, которую зиал Сарала.
Заметался тогда Сарала,
Замер он от радости вдруг,
Замечая холмов полукруг,
Замаячивший перед ним,
Запахом обдающий родным...

У Алмамбета отличный конь.
Конь Сарала — необычный конь.
Жарким обвеянный паром конь.
Был крылатым тулпаром конь,
Был могучим и ярым он!
Мчится по крутоярам он,
Ноздри пышут огнем костров.
Рот раскроет — как дух ветров!

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.