Яндекс.Метрика

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К РАЗВЕДКЕ

Слушавшие эти слова
В удивленье, в восторг пришли.

Правильными их нашли,
Но родовитые эти львы,
Но именитые эти львы
Робко жались Алме в ответ,
Робко глядел на соседа сосед.
Если б оказался врагом
Какой-нибудь киргизский род,
Каждый пошел бы напролом.
Но страшил китайский народ,
Чин-Мачин, неверный насквозь!
Охотников среди них не нашлось.
Алмамбета зов их потряс.

Молвил тогда Манас в ответ:
"Мужество покажи, Алмамбет,
Отправляйся ты сам в Бейджин.
Равных тебе батыров нет:
Разумеешь лишь ты один
Разных китайских народов речь.
Разве сумеет другой батыр
Разузнать, что задумал кафир?
Если слово мое народ
Правильным и разумным найдет,
Алмамбет, отправляйся в поход!

Из батырского круга себе
В спутники выбери друга в борьбе.
Страха неведающего удальца,
Толпы преследующего удальца,
Смерть попирающего храбреца,
Сильного, знающего мудреца,
Непробиваема чья броня.

Если ты сядешь на коня,
Должен конь тулпаром быть,
Изрыгать изо рта огонь,
Чтоб не пришлось потом  говорить:
"Дальше ступить не может конь!"
Вооружи свою мощь, исполин.
Нам нельзя посылать новичка:

Даже прославленного смельчака
Испугает проклятый Бейджин!
Ты на разведку пойди, Алмамбет!"

Разве скажешь Манасу: нет!
Голову долу склонил Алмамбет,
Ехать в Бейджин порешил Алмамбет,
Стали разъезжаться тогда
Важно сидевшие господа,
Так уж заведено: всегда
Трусят важные господа!
Их уловку заметил Алма:
Разумом быстр и светел Алма!
С места поднялся твой исполин,
Взоры вперил в тюмени дружин.
Заговорил Азиз-хана сын:

"Слушай, Манас, что тебе скажу.
О товарище доложу,
Выбранном из народа мной.
Воин тяжелорукий он,
И чуждается скуки он,
Он — опора в борьбе, Манас,
Он — подобен тебе, Манас!
Имя ему Сыргак, бадыша*!"

Молвил: "Да будет так, бадыша, —
Пусть поедет с тобой Сыргак,
Удалой, молодой Сыргак".

В полном вооруженьи Сыргак,
В боевом снаряженьи Сыргак
Подошел к Алме твоему:
Полюбил он сразу Алму!

Заговорил Азиз-хана сын:
"Чтобы в безбожный пробраться Бейджин,
Выберите нам пару коней,
Сильных, подобных тулпару коней!"

Молвил Манас: "Без обмана, Алма,
Вороной Колхомана, Алма,
Разведчику заменит крыла.
Алмамбет, послушай меня:
Требуй себе вороного коня,
А не дадут — силой возьми!"

"Нет, не годится мне конь такой.
Нет, пора ему на покой.
Одряхлел уже вороной!
Нет, не хочу вороного коня,
Подыщи мне другого коня!"

"Так возьми ты гнедого коня!
У Токотоя — гнедого коня,
Миром не даст — силой возьми!"

"Нет, послушай меня, Манас,
Восхвалю я коня сейчас.
Если в далекий пойти поход,
Он батыра не подведет,
По крутизнам летя, как стрела,
Не сбросит всадника из седла.
По перевалам сыпучим летя,
В гору, навстречу тучам летя,
Никогда не скинет тебя,
Наземь не опрокинет тебя!
Высок его спины подъем.
Истинной мудрости много в нем.
Сорок дней скачи на нем.
По долинам бесплодным скачи.
По равнинам безводным скачи,
И в снаряженьи скачи на нем,
Сквозь удушливую вонь
Дымных сражений скачи на нем, —
Жаждой томиться не будет конь.
Копыта не треснут у него!
Шестимесячной ездой
Не истомить такого коня,
Не истощить такого коня!

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.